Инновационный потенциал нефтегазовой отрасли Казахстана. Интервью с Министром энергетики Республики Казахстан Школьником В.С.

— Владимир Сергеевич, насколько актуален вопрос инновационного развития для нефтегазовой сферы?

— Функционирование современной нефтегазовой отрасли базируется на приоритетном внимании к аспектам технологического развития. В связи с процессом завершения «эпохи легкоизвлекаемой нефти» практически все нефтегазовые итерации – начиная от геолого-геофизических исследований и завершая переработкой – опираются на применение передовых научно-инновационных разработок.

Развивая национальный нефтегазовый комплекс, Казахстан стремится соответствовать мировым отраслевым трендам. За годы независимости мы прошли путь от фактического восстановления сферы до наращивания объемов производства на уровне мировой двадцатки.

Дальнейшее долгосрочное видение предполагает переход от экстенсивного догоняющего развития к интенсификации всего широкого спектра операционной деятельности – в геологоразведке, разработке месторождений, транспортировке и переработке углеводородов.

 

Рис. 1. Динамика добычи нефти и газоконденсата за годы независимости Казахстана, млн т

— Казахстан находится на 12-м месте в мире по доказанным запасам нефти и 20-м – по запасам газа. Какие еще перспективы инноваций в геологоразведке?

— Проведенные в последние годы исследования 15 осадочных бассейнов страны показывают, что роль республики в мировой иерархии запасов может существенно повыситься. Наибольшие перспективы связаны с Прикаспийской впадиной, потенциал которой оценивается в 63 млрд т условного топлива.

Вместе с тем масштаб территории и потенциально глубоколежащие горизонты требуют внедрения самого современного инновационного арсенала. Например, можно выделить такие научные направления, как седиментология, стратиграфия, петрография, геохимия, которые стремительно развиваются в мире и позволяют существенно расширять горизонты знаний по истории и условиям осадконакоплений, формированию и миграции потенциальных месторождений.

В комплексе с такими исследованиями в мире активно совершенствуется технический инструментарий геолого-разведочных работ. Укрупненно это – применение дистанционного космического зондирования и специализированной геофизики, использование суперкомпьютеров, развитие визуализации в интерпретации сейсмических данных, сверхглубокое бурение.

В этой связи Казахстаном в прошлом году анонсирован международный проект «Евразия», направленный на региональные исследования Прикаспийской впадины.

Заинтересованность в проекте, который планируется на принципах государственно-частного партнерства, проявили целый ряд ведущих нефтегазовых компаний мира, в т.ч. российские.

Программа работ рассчитана на пять лет. Ориентировочная стоимость – около $500 млн.

Осуществление данного проекта позволит Казахстану избежать снижения добычи нефти, которое может наступить через 20–25 лет, в сжатые сроки стать обладателем новейших инновационных достижений мировой практики в области геолого-разведочных работ, открыть совершенно новые перспективы в ресурсном и энергетическом обеспечении государственных индустриально–инновационных программ и в уверенном достижении страной целей, поставленных Президентом страны в Стратегии-2050.

— В феврале 2013 г. Президент Республики Казахстан Назарбаев Н.А. отметил необходимость роста коэффициента извлечения нефти (КИН). Какие меры предпринимает в этой связи Министерство энергетики?

— Безусловно, есть объективные причины текущей ситуации, связанные с большим сроком эксплуатации подавляющего числа месторождений страны, их спецификой, растущими объемами трудноизвлекаемых высоковязких запасов, сернистостью и т.д.

Именно этим объясняется , что средний КИН по Казахстану сейчас около 30%. Вместе с тем в отдельных государствах этот показатель существенно выше. В Норвегии средний КИН – почти 70%, в Великобритании и Венесуэле – более 40%.

При этом прирост на один процентный пункт коэффициента извлечения нефти в условиях Казахстана сопоставим с ростом извлекаемых запасов почти на 150 млн т.

В связи с тем, что КИН является интегральным показателем добывающей сферы, требующим комплексных и инновационных решений, Министерство стремится обеспечить диверсификацию направлений соответствующей работы.

Рис. 2. Ключевые компоненты мероприятий по повышению КИН в Казахстане

Научно-исследовательская система

Постоянно действующие площадки обмена опытом

Дорожная карта технологического развития добывающего сектора

Создание собственных инноваций и трансферт опыта, техники и технологий

Формирование системы испытательных полигонов

Специализированные отечественные программные продукты для гидродинамического трехмерного моделирования месторождений

Совершенствование деятельности Центральной комиссии по разведке и разработке

Системы оценки экономической эффективности применения методов увеличения нефтеотдачи

Развитие системы стимулов, налоговых льгот и преференций

Развитие кадрового обеспечения отрасли

В части конкретных методов увеличения нефтеотдачи, имеющих потенциал в Казахстане, уже прорабатываются и используются следующие: горизонтальное бурение, гидроразрыв пласта, колтюбинг, закачка полимеров в пласт, закачка пара, потокоотклоняющие технологии и др.

Отдельно остановлюсь на Дорожной карте технологического развития добывающего сектора нефтегазовой отрасли, разработанной при активном участии компаний, действующих в республике.

Эта беспрецедентная для независимого Казахстана работа началась в 2010 г. Порядка 300 специалистов из казахстанских и международных отраслевых компаний приняли участие в экспертных группах, технических семинарах и деловых опросах.

Отрасль совместно определила, рассмотрела и оценила приоритетные технологические задачи, стоящие перед добывающим сектором нефтегазовой отрасли. В процессе работы было выделено более 230 возможных технологических решений по 15 приоритетным задачам.

Общий обзор технологических решений совместно с обширной технической документацией, собранной за три года работы и покрывающей все ключевые области, легли в основу 15 Тематических дорожных карт. Были определены технологии, которые могли бы быть привнесены в Казахстан и адаптированы для местных условий посредством проведения НИОКР в стране. Среди включенных категорий были увеличение добычи и конечной нефтеотдачи, сокращение капитальных и эксплуатационных затрат, снижение риска для окружающей среды и повышение уровня безопасности труда.

На фоне масштабной работы в добывающем секторе какие инновационные аспекты характерны для транспортировки углеводородов?

— В сфере транспортировки углеводородов также реализуются специальные программы инновационно-технологического развития.

Протяженность нефте- и газопроводов страны составляет более 17 тыс. км. В этой связи основные задачи в трубопроводном транспорте – это модернизация и техническое перевооружение существующих мощностей с применением инновационных технологий, направленных на повышение производственной, экологической безопасности, снижение уровня затрат, повышение точности учета продуктов транспортировки, рост энергоэффективности.

Особую актуальность имеют работы по мониторингу и диагностике технического состояния трубопроводов, антикоррозийной защите.

— А как осуществляется процесс технологического развития в переработке углеводородов и нефтегазохимии?

— В настоящее время идет процесс модернизации трех основных казахстанских НПЗ, который завершится в 2016 г. В результате республика будет полностью обеспечена бензином, дизельным топливом, авиакеросином по стандартам Евро-4 и Евро-5. При этом по технологическому уровню переработки мы выйдем на уровень большинства развитых стран мира.

 Рис. 3. Глубина переработки на казахстанских НПЗ: до и после модернизации

Для дальнейшего развития отечественной нефтепереработки проводится системный учет ряда аспектов, включая сырьевую базу и спрос, мировые технологические тренды переработки, ценообразование и сопряжение с интеграционными процессами, развитие альтернативных видов топлива, включая газомоторное, углехимию и т.д.

Текущее развитие казахстанской нефтегазохимии характеризуется формированием к 2017 г. системы производства базовой продукции – полиэтилена, полипропилена, бензола и параксилола.

В дальнейшем рассматриваются возможности реализации проектов по производству бутадиена и полибутадиенового каучука, поливинилхлорида, этиленгликоля, полиэтилентерефталата, полистирола, биаксиально-ориентированной полипропиленовой пленки, полиэтиленовой пленки, а также композиционной продукции, что обеспечит увеличение валовой добавленной стоимости нефтехимической отрасли.

— Наряду с традиционными углеводородами в мире активно развивается сфера сжиженного газа. Есть ли проекты такого рода в Казахстане?

— Наша страна, конечно, учитывает международные тренды. Более того, у нас есть и свои, и совместные разработки по таким направлениям, как проекты производства и транспортировки сжиженного газа, угольного метана, синтетических углеводородов и др.

Так, в рамках межправительственного соглашения с китайской стороной, впервые в Казахстане предполагается реализовать проект по производству сжиженного природного газа. Мощность планируемого завода – не менее 100 млн м³ в год.

Также рассматривается возможность внедрения в Казахстане технологии GTL, которая предполагает процесс преобразования природного газа в высококачественные, не содержащие серу моторные топлива и другие, более тяжелые, углеводородные продукты. В марте текущего года подписан Меморандум с компанией Compact GTL Limited (Великобритания) о сотрудничестве в развитии и внедрении данных инновационных технологий в рамках совместных проектов с нефтегазодобывающими компаниями республики.

В целом нефтегазовая отрасль Казахстана характеризуется широким спектром возможных направлений инновационной деятельности. В этой связи Министерство энергетики страны будет активизировать свои усилия для достижения новых практических результатов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.