Будущее тканевых материалов в архитектуре

Что ждет текстильную архитектуру в будущем? Новые материалы и технологии указывают точное направление, по которому должно идти развитие архитектуры.

Это не заблуждение. И даже не выдумка. Это – ткань, и за ней — будущее, в архитектуре, по крайней мере. Мембранная архитектура – это сооружения, которые построены с использованием искусственного текстиля, предоставляющего дизайнерам широкие возможности для творчества и получающего мировое признание местных жителей таких удаленных друг от друга мегаполисов, как Барселона, Берлин и Пекин. Несомненное преимущество их состоит в том, что эти тканевые материалы прочные, долговечные, огнезащитные, облегченные, прозрачные и эластичные. И чрезвычайно сложные, компьютеризированные системы освещения часто, вне всякого сомнения, добавляют шарма этим нетрадиционным сооружениям. Какой поклонник футбола мог пропустить главного героя Мюнхена — Allianz Arena — место многочисленных матчей Чемпионата мира в июне2006 г.? Появившись скорее как сказочный инопланетный корабль, чем как стереотипный спортивный стадион, неотразимо скульптурная Альянс Арена светилась тремя яркими цветами, в зависимости от того, какая футбольная команда устраивает матч, все для того, чтобы заставить глазеть международную аудиторию телезрителей. Безусловно, романтично.

Учитывая изобилие недавно завершенных проектов во всем мире, мембранные конструкции совершенно точно могут стать новым излюбленным объектом архитектурного дизайна. Основные мембранные ткани – ETFE, PTFE (стекловолокно, покрытое политетрафторэтиленом (или фторопластом, или тефлоном), пленки PVC (поливинилхлорид, или ПВХ), PVC-PES (полиэстер, покрытый поливинилхлоридом) наряду с пленками ETFE и экспандированным PTFE — являются самыми инновационными, по мнению Nicholas Goldsmith, одного из создателей Конструкторской студии FTL в Нью-Йорке, известного лидера в этой отрасли. Эти ткани используются для мембранных конструкций разного назначения, включая спортивные стадионы, культурные центры и выставочные залы, военные базы, зоопавильоны, футуристические отели и даже в качестве балдахина для покойного Папы Римского Иоанна Павла II. Большие или маленькие, постоянные или временные, заниженные или притягательные, эти авангардистские тканевые конструкции появляются благодаря экспериментирующим, активным мыслителям, включая архитекторов, инженеров, проектировщиков и художников с мировыми именами. В статье «Конструктивное мембранное сооружение» Walter Zettlitzer пишет, что «мембранная конструкция подразумевает захватывающий язык форм изящных крыш и прозрачных покрытий и символизирует художественное направление в архитектуре и техническом проектировании».

Овальная Альянс Арена была разработана отмеченным мировыми наградами швейцарским архитектурным бюро «Herzog + de Meuron», а спроектирована и построена новаторской немецкой компанией Сovertex. 87 600 м2 покрытого пространства, или почти 1 млн кв. футов, — это одна из самых больших прозрачных мембранных конструкций в мире. Внутри — трибуны с крутым уклоном, устроенные в виде ярусов и вмещающие свыше 66 000 болельщиков. Наружное покрытие Альянс Арены составляют почти 3 000 ромбовидных подушек, наполненных воздухом и изготовленных из панелей ETFE, пригодного для вторичного использования. «Эффекты, свет, лучшие игроки, драма; все это — составляющие футбольного шоу», — говорит Jacques Herzog, преданный футболу игрок. Но арена также делает свою работу. Экстраординарно. Ее прозрачная кожа пропускает 95% света — это необходимое требование для хорошего роста травы на спортивном поле. Кроме того, мембраны на южной стороне арены могут автоматически убираться для дополнительного доступа дневного света. Это — высокие технологии, очень функциональные и чересчур зрелищные.

Чтобы не быть превзойденной в Чемпионате мира по футболу, корпорация Adidas дебютировала со своей собственной Adidas Arena, точной копией берлинского Олимпийского стадиона, которая была установлена перед Рейхстагом в Берлине. В этом временном мембранном сооружении 10 000 болельщиков ели, пили и наблюдали за играми, спроецированными на огромные экраны. Adidas Арена также включала все удобства больших стадионов Чемпионата мира – VIP-ложу, места общепита и гостевой сектор, который вмещал 250 гостей. И когда закончились игры, все закончилось и для Adidas Арены. Удивительно, она была демонтирована и вывезена, подчеркнув потенциальную гибкость и мобильность мембранной архитектуры.

Allianz Arena, открывшаяся в 2005 г., имела такой успех, что команда Сovertex и Herzog + de Meuron была выбрана для проектирования и возведения Национального Стадиона на 91 000 мест для Олимпийских Игр 2008 г. в Пекине. Имеющую форму спутанного несимметричного «птичьего гнезда» стальную арматуру комплекса стадиона защищают от дождя и снега 40 000 м2 однослойного ETFE. Внутри экран из материала Teflon® 50 000 м2 гарантирует прекрасную акустику. Как и в случае с Allianz Arena, Covertex и Herzog + de Meuron проектируют на будущее, расширяя возможности мембранной архитектуры и создавая другой международный ориентир.

Среди многочисленных проектов Сovertex, начиная с момента основания в1999 г., также числятся стадион для велосипедистов в Aigle (Швейцария) и климатическое укрытие для тропического леса Масоала в зоопарке Цюриха. Последнее было создано из прозрачных подушек трехслойной ETFE-пленки, которая позволяет круглый год произрастать под ней экзотическим растениям из Мадагаскара. Инженер Benoît Fauchon из Covertex комментирует: «Мембраны – это новый, приобретающий большую важность строительный материал в инновационной современной архитектуре».

В начале 80-ых гг. Goldsmith и Todd Dalland основали отмеченную высшими наградами студию FTL, которая разрабатывает, проектирует и возводит легкие и складные сооружения по всему миру, включая мембранные тканевые конструкции, для клиентов, начиная с правительства США и заканчивая культурными учреждениями. Согласно Goldsmith, две из наиболее инновационных технических тканей, в настоящее время находящихся в НИОКР, — это «сложные по составу» и «умные ткани». Среди десятков проектов студия FTL совместно разрабатывала, проектировала и создавала прозрачный фасад, который одновременно служит как солнцезащитный экран для Центральной библиотеки Финикса, в качестве шести уникальных «машинных палаток» для Harley Davidson World Tour, как эспланада к Статен-Айленд Ферри (пассажирская паромная переправа) и, в сотрудничестве с дизайнерской компанией Джеймса Карпентера, как внутренние световые мониторы в аэропорту Сан-Франциско. FTL разработал «солнечную электрическую ткань», в которой тонкая пленка фотоэлектрических батарей наслаивается на структуру материала ткани.

Отель «Habitat» в Барселоне

Возможно, наиболее альтернативной новой мембранной конструкцией является отель «Habitat» в Барселоне. Разработанная коллективом дизайнеров из Барселоны «Cloud-9» 11-этажная гостиница «Habitat» задрапирована сетью из нержавеющей стали, в которой размещаются 5 000 поликарбонатных дисков со светодиодами. Дизайнер Enric Ruiz Geli сравнивает отель с деревом, листьями которого являются диски. Эти диски, подобно листве, укрывают здание от света, а ночью подсвечиваются благодаря индивидуальной фотоэлектрической батарее, светодиоду и сложной компьютерной системе. Цвет подсветки соответствует количеству энергии, накопленной батареей каждого диска за день, — красному требуется меньше энергии, чем белому, – так создавался самый меняющийся фасад, аура которого не освещает ни отдельные комнаты, ни улицу. «Природа — формообразующая, и нам нравится создавать формы в нашей архитектуре», — заявляет Geli. Это сооружение было показано в Музее современного искусства в 2006 г., на выставке «In situ: новая архитектура в Испании».

«Архитектура должна быть чувственной и интеллектуальной средой, иначе она становится скучной», — утверждает Herzog в журнале «Allianz». И есть те, кто верит, как группа FTL, например, что мембранная конструкция – это архитектура на самом высоком уровне дизайна, проектирования и строительства. Рассматривая Альянс Арену, Национальный стадион в Пекине или отель «Habitat», трудно оспорить эту точку зрения. Будущее – за тканью, и будущее – уже сейчас.

Текст Mason Riddle

По материалам журнала «Fabric Architecture» сентябрь/октябрь 2006 г.

Перевод Елена Михаленко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.